Современная наука, решая проблему алкоголизма и наркомании, свой исследовательский интерес направила на изучение патологического влечения. Наука пришла к признанию того, что патологическое влечение является кардинальным и стержневым признаком заболевания. Однако сущность этого явления понимается по-разному. Различие в понимании сущности определило и различие методов изучения и методов решения проблемы.

Обозначились два направления исследования. В одном преобладает тенденция оценивать патологическое влечение в социально-психологическом плане, т.е. в рамках личностного реагирования, с учетом социальных факторов и переживаний человека. Другое опирается на клинико-нозологический подход: изучается психопатологический симптомокомплекс, отражающий патогенез заболевания, другими словами — биологическое и соматическое в патологическом влечении. Исследователи проблемы, оставаясь на своих научных позициях, продолжают изучение. И какие бы новые версии причины патологического влечения не выдвигались, они повторяют основные положения своих научных школ. Фактом остаётся низкая эффективность лечения, вплоть до признания алкоголизма хроническим и наркомании неизлечимым заболеваниями. Поэтому правомерен вопрос: а возможно ли используемыми сегодня методами исследования проникнуть в сущность влечения и понять его? Ответ: очевидно, их недостаточно. Достоверно изучены абстинентный синдром, механизм повышения толерантности, дисфорические расстройства, описаны другие признаки болезни, соматические и биохимические изменения. Но вся совокупность полученных знаний так и не даёт ответа на вопрос: что такое патологическое влечение?

Даже если выделены генерализованная и парциальная формы влечения, содержание влечения остаётся не понято. Исследователям пока не удалось проникнуть в суть явления, раскрыть содержание того, что есть влечение. Видимо, способы понимания, проникновения в предмет исследования этого сделать не позволяют. Значит, проблема в объяснительном принципе, с которым ученые подходят к изучению влечения. Полученные знания о влечении показывают нам явление, но не раскрывают его сущность.

Попробуем применить другой объяснительный принцип.
Начнем с примера. Наблюдая свечение электрической лампы, мы наблюдаем внешний признак явления. Суть его – процесс протекания электрического тока по нити накаливания. Форма – лампа накаливания. Содержание – движение элементарных частиц. На этом примере понятно явление и его сущность, форма и содержание. Этот простой пример показывает нам, как мы мыслим, чтобы объяснить то, что наблюдаем, и то, что действительно происходит, что скрывается за внешними признаками. В случае с влечением понятно его проявление, непонятна его сущность, структура. Что же скрывается за внешними признаками патологического влечения?
Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим, как исследователи проблемы мыслят. Их объединяет то, что они мыслят влечение как предмет, нечто вещественное, осязаемое, неизменное. Поэтому исследования направлены на изучение вещества, чего-то данного, существующего всегда. Будет ли это биохимическое вещество или личность, со своим набором свойств. Суть исследования – выделить этот предмет, который и есть влечение (скажем, ген). Изменения в соматическом есть, в биохимическом есть, в личности есть, но тем не менее сам предмет влечения учёным выделить не удаётся. Объяснительный принцип, где влечение мыслится как предмет, оказывается безрезультатным. Но необходимо признать, что этот принцип позволил добыть массу нужных знаний и привел к настоятельной необходимости перейти к другому объяснительному принципу.

А если мыслить влечение не как предмет, а как процесс? Тогда полученный исследовательский материал, знания применимы для объяснения некоторого процесса, который становится, не постоянен, может появляться и исчезать при определенных условиях.

Действительно, патологическое влечение к алкоголю и наркотику не дано с рождения человеку. Оно образуется в нем и имеет особенность, присущую только данному человеку. Образование влечения уже есть процесс его становления. Сложившееся патологическое влечение имеет свойство то быть постоянным, то исчезнуть и появиться вновь, приобретая различные оттенки и проявления, в зависимости от обстоятельств. Вот эта изменчивость характерна для процессов. Особенно ярко это видно на жизнедеятельности организма и функционировании психики человека: артериальное давление поднимается и понижается, изменяется температура, человек то плачет, то радуется. Все эти признаки процесса появляются, изменяются и исчезают вместе с условиями, их породившими. Образование патологического влечения начинается с освоения человеком жизненных условий, в которых он живёт. Для одних людей социальные нормы исключают употребление алкоголя, и потому у них патологического влечения к алкоголю не образуется. Для других людей употребление алкоголя – норма жизни, и у большинства из них образуется патологическое влечение к алкоголю. То есть важным условием образования влечения являются соответствующие приоритеты социальной среды. Следующее условие – наличие в окружении людей, страдающих зависимостью, и, наконец, — доступность алкоголя и наркотиков.
В основе влечения, патологического тем более, лежат действия человека, его осознанное поведение с объектом влечения. Действия с наркотиком приводят к становлению патологического влечения к наркотику, конкретному его виду, действия с алкоголем приводят к становлению патологического влечения к алкоголю, к конкретному его виду (так, мы различаем героиновую или первитиновую наркоманию, водочный или пивной алкоголизм). А действия в казино приводят к становлению патологического влечения к игре в казино и т.д. Следовательно, патологическое влечение не абстрактно, оно конкретно и определяется по совершаемому поведению с объектом влечения. Именно по поведению определяется зависимость от алкоголя или наркотика, от игры в казино, от лекарств или кофе, компьютерная зависимость или любая другая.

Действия человека (поведение) с предметом влечения совершаются в определённых, привычных для данного человека обстоятельствах. Один выпивает дома, в компании друзей, с горя; другой выпивает только на работе, только под хорошее настроение; третий выпивает и дома, и на работе, и с горя, и с радости, но никогда во время занятий сексом. Жизнь – повторение различных ситуаций и повторение поведения в них. Если в повторяющихся ситуациях повторяется поведение с объектом влечения, то это поведение становится привычным, т.е. прочным, устойчивым, кажется нам неизменным. Мы говорим: «Он всегда так себя ведёт». Поведение совершается не спонтанно, вдруг, а только если возникнут привычные условия. Изменяются условия, – меняется поведение.

Для того чтобы возникло патологическое влечение, необходимо повторять поведение по приобретению, приготовлению и употреблению объекта влечения. Влечение обусловлено теми обстоятельствами, в которых оно возникло и протекало, и оно будет вызываться этими же обстоятельствами и исчезать после их изменения. Налицо признаки процесса. Рассматривая влечение как процесс, можно прийти к выводу, что влечение есть ни что иное, как поведение, совершаемое в определённых обстоятельствах и вызываемое этими обстоятельствами. Здесь приходим к пониманию связи между поведением и влечением.

Повторим. Без совершения конкретного поведения по приобретению, приготовлению и употреблению объекта влечения влечение не образуется. Это связь видна не только на этапе становления зависимости, но и на этапе заболевания алкоголизмом и наркоманией, когда поведение по приобретению, приготовлению и употреблению вновь и вновь воспроизводится. Как раз это самое поведение мы и называем алкоголизмом или наркоманией.
Признав связь между поведением и влечением, можно сказать, что у человека столько влечений, сколько видов поведения он освоил. Значит, влечение – это свойство, присущее человеку. Это свойство становится патологическим лишь тогда, когда совершаемые действия приводят человека к страданиям душевным и телесным. Что мы и наблюдаем в действительности. Пока действия с алкоголем или наркотиком не причиняют страданий, болезнь не диагностируется. Более того, действия по употреблению этих веществ зачастую считаются нормой. До тех пор, пока не обнаружатся признаки алкоголизма, наркомании, взявшиеся «непонятно откуда». Правда, действия с героином к нормальному влечению не относят. Здесь видно противоречие в объяснительном принципе названных выше исследовательских направлений. Переход из «нормы» в «патологию» осуществляется через увеличение количества повторений поведения по употреблению. Это происходит с наркоманом, алкоголиком, курильщиком и др. Влечение переходит в патологическое влечение. Человек страдает. Специалисты берутся ему помочь. Коварный враг – патологическое влечение – объект их усилий. А то, что патологическое влечение выросло из самого влечения, что это ступень развития, — в расчёт не берётся. Исследуется только патологическое влечение. Само влечение, как явление, не исследуется. А в нём отгадка загадки!

Что собой представляет влечение? Ответив на этот вопрос, мы познаем тайну патологического влечения. Как уже было отмечено, влечение – это свойство, присущее человеку. Это свойство должно в нём возникнуть благодаря совершаемым действиям, благодаря целенаправленному поведению. Поскольку это так, то влечение не может возникнуть из органических структур биохимическим путём. Для образования влечения необходимо совершать внешнее, инструментальное поведение. Функциональные системы организма его лишь обеспечивают и поддерживают. Через состояние функциональных систем обнаруживается результат поведения. Изменить состояние функциональных систем можно, лишь изменив поведение человека. Обеспечивает поведение, регулирует и изменяет его мышление человека. О необходимости изменить поведение функциональные системы сообщают болью, недомоганием, другими признаками, которые человек осознаёт. Современные средства позволяют определить признаки путём лабораторных исследований. Сам признак указывает на то, что совершаемое поведение привело к отклонению системы от нормы, но признак это не само отклонение. Боль свидельствует о наличии спазмов, рвота об интоксикации, высокая температура о воспалении, гематома о повреждении ткани. Отклонение уровня дофамина от нормы в крови у алкоголика или наркомана свидетельствует об изменении его психического состояния в результате совершенного поведения по употреблению алкоголя или наркотика. Поскольку эти изменения в составе крови являются следствием, то влечение у алкоголика или наркомана уже осуществилось в его поведении. Таким образом, влечение вызывает отклонение дофамина от нормы, а не наоборот. Принимая эти сигналы-признаки за само влечение, специалисты пытаются устранить эти признаки, чтобы добиться излечения. То есть изменить биохимию, либо повлиять на орган, от которого, по их мнению, идет сигнал, вызывающий употребление. Для этого применяются лекарства, проводятся операции на мозге. Но влечение остаётся, и может вновь заявить о себе в виде поведения по употреблению алкоголя или наркотика. Лучшее свидетельство сказанного – операция стереотаксис.
То же мы видим при воздействии на личность. Гипноз, кодирование, психотерапия, переструктурирование личности и прочее влечение не устраняют. И здесь внешние признаки заболевания в виде свойств личности, навязчивых состояний принимаются за само влечение. При этом понятие влечения эти научные направления не определяют. Для них алкоголизм или наркомания образуются таинственным путём в результате недостатка любви в детстве, жизни в неблагополучной семье, генетической предрасположенности и т.п. Воздействие на органическую структуру или личность не приводит к устранению влечения. Таковы реалии. Для решения проблемы патологического влечения лучше будет это признать и принять как факт.
Выходит, влечение не предмет, не вещество. Значит, оно может относиться к сфере идеального: сознание, переживание, чувства, эмоции, мышление.

Рассуждение приводит нас к следующему: существует связь между влечением и поведением, влечение не образуется из органических структур, оно относится к сфере идеального, как проявление сознания, переживаний, мышления. Возникает вопрос: как связано идеальное с поведением? Рассмотрим.

Действия по приобретению, приготовлению и употреблению совершаются сознательно, сопровождаются и направляются мышлением человека. Прежде чем начнётся реальное поведение, оно должно возникнуть в уме, в форме образов действительности, образов цели и образов действия. Без наличия этих образов реальное поведение невозможно. В реальном, наблюдаемом поведении проявляется идеальное и материализуется в нём. В поведении постоянно происходит переход из идеального в материальное, из образов действия в само действие и наоборот. Подумал – сделал, сделал – обдумал сделанное. Значит, реальные действия по приобретению, приготовлению и употреблению имеют идеальную форму в виде образов. Образы целей и образы действий могут развернуться в реальное поведение, если возникла ситуация, признаки которой содержат условия реализации этих образов в действие. То есть,  если сама ситуация и её модель (нервная модель стимула) в уме совпадают, то поведение (в данном случае употребление) неизбежно. Таким образом, влечение к алкоголю или наркотику есть не что иное, как образы, модели поведения по приобретению, приготовлению и употреблению. Суть любого влечения – последовательность образов цели и действия, сложившихся в уме. Теперь можно ответить на вопрос: что скрывается за патологическим влечением? За патологическим влечением скрывается последовательность образов наркотического и алкогольного поведения.

Поведение как категорию изучают психология и физиология высшей нервной деятельности. Это их область исследований. Эти науки могут дать исчерпывающую картину всего того, что связано с влечением, в том числе патологическим влечением при наркомании и алкоголизме. Попробуем с помощью их понятийного аппарата описать влечение, механизм его реализации, а затем предложить метод работы с ним. Как было показано ранее, влечение — есть образы поведения, которое развертывается в реальности. Физиологической основой поведения является временная связь, т.е. условный рефлекс. Наркология признаёт условно-рефлекторный механизм влечения. Влечение должно образовываться строго по механизму условного рефлекса. Совершаемое действие по приобретению, приготовлению и употреблению алкоголя и табака получают положительное подкрепление в виде приятного переживания от расслабления, одобрения окружающих, удовлетворения собой. Временная связь стимула и реакции на него замыкается, начинается становление поведения. Происходит становление влечения, а повторение действий по утолению влечения закрепляет его. Двигателем этого поведения, его мотивом будет эмоциональное переживание опъянения. Поведение образуется, если оно получило положительное подкрепление. Это закон. Закон научения. Все виды влечений образуются на основе закона научения. Наркотическому поведению научаются. Влечение к наркотику есть результат научения. Окружающие люди и предметы, обстоятельства, в которых происходит научение наркотическому поведению и становление влечения, являются внешними стимулами, запускающими влечение. Этот механизм изучен академиком И.П. Павловым. Для наркомана такими стимулами являются шприц, наркотик, внешний вид наркоманов, ложка, предметы домашней обстановки или любой другой, в которой происходило употребление, и их образы. Это означает, что вслед за восприятием стимула или воспроизведением в уме его образа у человека возникнет последовательность образов наркотического поведения. То есть он ярко представит себе, как он будет приобретать, приготовлять и употреблять наркотик, и что он получит в результате ощущение «кайфа». В психологии эта последовательность действий называется «желанием».
Вслед за восприятием стимулов или воспроизведением в уме образов стимулов возникает желание, т. е. хочется повторить действия, связанные с этими образами по приобретению, приготовлению и употреблению наркотика. Переживания, получаемые в результате употребления наркотика, — это очень сильное эмоциональное подкрепление. Состояние кайфа, прихода образует мотив наркотического поведения, то, ради чего оно совершается. Так наркотическое поведение приобретает смысл.
При повторении реализации желания формируется наркотическая доминанта. Внешние стимулы, и дома и вне дома, их образы, активируют доминанту. Возникает состояние, когда постоянно хочется употреблять наркотик. На языке специалистов это состояние называется обсессия, на языке наркоманов «тяга», «гон».

Поведение запускается не только внешними, но и внутренними стимулами. Механизм поведения, вызываемого внутренней стимуляцией, изучен академиком П. К. Анохиным и представлен как структура поведенческого акта. Механизм внутренней стимуляции поведения описан доктором психологических наук Ю. М. Орловым. Этими стимулами являются переживания человека. Возникнув в голове человека, как продукт работы ума, переживания вызывают поведение, которое завершается эмоциональным подкреплением. Вид поведения зависит от того, какими способами человек будет достигать целей этого поведения. Такие переживания, как обида, вина, стыд, страх, вызывают защитное поведение. Способы защиты могут быть различные, — все, что дает ослабление и прекращение душевного страдания. Один из таких способов – употребление наркотика. Способ очень эффективный.

Состояние наркотического опьянения дает избавление от душевной боли, возникшей от перечисленных эмоций. Избавление от страдания становится мотивом наркотического поведения. Поведение, вызванное переживаниями, на языке специалистов называется «компульсивным влечением». Эмоции, следовательно, вызывают желание.

В зависимости от того, сколько переживаний приходилось ослаблять с помощью наркотика, столько образуется внутренних стимулов наркотического поведения, столько же вариантов употребления наркотика. У каждого наркомана свой набор вариантов употребления, свое наркотическое поведение.
Переживания возникают, сменяют друг друга, переходят одно в другое. В этой череде переживаний, вместе с ними, вызывается желание употребить. Другими словами, компульсивное влечение возникает не спонтанно, а вызывается эмоцией, зависит от нее. Понимая это, можно предвидеть появление компульсивного влечения, т.е. предвидеть, при каких условиях оно может развернуться в реальное поведение употребления. И здесь наблюдаем действие закона научения. Что получилось? Наркотическое поведение имеет два источника возникновения, а именно: внешние стимулы и их образы, и внутреннюю стимуляцию — переживания, эмоции. В реальном поведении они определяются как обсессивное и компульсивное влечение. Одно перемежается с другим, и в единстве они образуют патологическое влечение.

Таким образом, становление влечения, его реализация, происходят в соответствии с закономерностями физиологии высшей нервной деятельности и закона научения.
Теперь можно перечислить элементы наркотического поведения: цель – употребление наркотика; желание – действия по приобретению, приготовлению и употреблению; мотив – эмоциональное переживание (состояние «кайфа» или избавление от душевного страдания).

Если влечение есть образы поведения, то с ним нужно обращаться, как с поведением. Поведение не лечат, его изменяют. Изменение поведения возможно только на основе знания и применения закона научения. Отсюда следуют задачи, которые необходимо решить при изменении поведения, т.е. устранении нежелательного поведения.

Первая: необходимо диагностировать влечение, т.е. понять его структуру и определить, какими стимулами оно вызывается.

Вторая: провести угашение нежелательного обсессивного и компульсивного влечения.

Третья: сформировать новое, трезвое, поведение и отработать навыки его применения в тех же ситуациях, в которых ранее происходило употребление наркотика. Решив эти три задачи, получаем устойчивый результат – трезвое, безнаркотическое поведение. Все, кто занимается проблемой, стремятся получить именно этот результат. Существующими сегодня методами эти задачи не решаются. Для изменения поведения применяются неадекватные средства: кодирование, операции на мозге, управляемая гипертермия, блокирование опиатных рецепторов. Но нежелательное наркотическое поведение не устраняется. Происходит блокирование желания. Импульс к его реализации остается. Таким импульсом является эмоциональное переживание «кайфа» и избавление от душевного страдания. Остается мотив, сохраняется вся структура наркотического поведения. Поскольку все элементы поведения сохраняются, неизбежно повторение употребления. Идут «срывы». Чтобы этого не происходило, необходимо угашение влечения. Для достижения этой цели необходима психологическая процедура, позволяющая отменить эмоциональное подкрепление.

Такой метод угашения обсессивного и компульсивного влечения создан и апробирован. Он применяется с сентября 1997 года. Полученный эффект от применения метода – устойчивое трезвое, безнаркотическое поведение у всех, кто работал по программе и выполнял задания для самостоятельной работы. Столь высокий результат — следствие применения закона.
Таким образом, под влечение подведена научная основа, опирающаяся на новые объяснительные принципы, и определен закон, которому оно подчинено.