Информационно-методический центр

И все ж таки, что такое водка?

      Вот, что по этому поводу говорит нам директор московского ликероводочного завода «Кристалл» В. Ямников: «Водка — это спиртовой напиток, смесь очищенного этилового спирта с водой, обработанная активированным углем, — вот и все». («Ступени», январь 1991 г.).
      Таким образом, водка — это смесь спирта с водой. Ну, что такое вода — знают все. А вот, что такое спирт (алкоголь)?
      Чтобы избежать излишне пространных рассуждений, приведу всего лишь несколько малоизвестных высказываний специалистов.
      Великий русский невролог В.М. Бехтерев говорил: «Алкоголь является ядом для всякого живого существа — растений и животных».
      Выдающийся русский физиолог Н.Е. Введенский: «Нет во всем организме ни одного органа, ни одной ткани, ни одной составной части, которая не испытывала бы на себе пагубного влияния алкоголя. Алкоголь никоим образом не может считаться настоящим пищевым веществом».
       Выдающийся русский гигиенист Ф.Ф. Эрисман: «Мы показали, что алкоголь, как пищевое вещество, не имеет никакого практического значения и что он, даже в сильно разведённом виде, составляет для человека опасный яд. Алкоголь принадлежит к средствам, имеющим сильное наркотическое действие, и он стоит в этом отношении близко к хлороформу».
      Так считали классики русской медицины.
     

      Если же мы возьмем в руки современное руководство для врачей «Острые отравления», то увидим, что взгляды современной медицины (не отдельных пьяниц в белых халатах, а медицины!) ничем не отличаются от тех, что были высказаны ещё 100 лет тому назад: «Алкоголь — нервный яд». («Острые отравления», М., «Медицина», 1989, с.59).
      Таким образом, водка — это смесь нервного яда с водой. 40 % яда и 60 % питьевой воды. Один литр водки содержи: 400 граммов нервного яда и 600 граммов обычной воды. «Вот и всё». И больше там ничего нет.
       Чтобы ещё более ясно понять, что же такое водка, достаточно взять, например, ГОСТ 18300-72 на спирт этиловый и в п.5 «Требования безопасности» прочитать буквально следующее: «Этиловый спирт — легковоспламеняющаяся бесцветная жидкость с характерным запахом, относится к сильнодействующим наркотикам».
      И теперь каждый читатель может взять в руки бутылку с наклейкой «СПИРТ питьевой» и самостоятельно вместо слова «спирт» подставить фразу, обозначающую абсолютно то же самое, получив именно то, что от нас так тщательно скрывается: «сильнодействующий наркотик питьевой», «нервный яд питьевой», или «яд для всякого живого существа питьевой». Постижимо ли подобное нормальным умом-разумом?!.. Это ж как нужно обмануть народ, чтобы он почитал страшнейший раствор наркотического яда за «приятное питие»?!..

      И в этой связи хотелось бы добавить ещё пару замечаний по поводу утверждений специалиста по водочной отраве В. Ямникова.
     

      Во-первых, В. Ямников утверждает, что, якобы, «водка – напиток». Чрезвычайно сомнительное заявление, ибо в русском языке слово «напиток» всегда означало то, что можно пить, то, чем можно питаться, питать организм. Как же можно питаться «нервным ядом» или же «сильнодействующим наркотиком» — это уж пусть попробует понять сам читатель. Хотелось бы только напомнить, что на Руси, по крайней мере, в IX-XI веках «напитком» признавалась не всякая вода, а только вода «живая».
      Буквальное значение этого термина — проточная вода, т.е. вода ключей, родников, источников и быстрых, прозрачных рек. «Живую воду» называли ещё «пивная вода», т.е. вода для питья, питьевая вода, а иногда и просто «пиво», что означало — питье». (В.Похлебкин «Чай и водка в истории России», Красноярск, Новосибирск, 1995, с.50-51).
     

      Во-вторых, В. Ямников говорит, что «водка — …смесь очищенного этилового спирта». Хотелось бы уточнить: что от чего очищено? … В каком смысле можно говорить о чистой водке? Да, конечно же, только в том смысле, в каком мы говорим, например, о чистом бензине.
      Есть, как известно, бензин А-66, А-72, А-76 и т.д. и есть «самый чистый бензин» — Б100/130 — авиационный. Но ведь бензин — яд. И примеси, который он содержит, тоже яды. Но, говоря «самый чистый бензин», мы ведь не предполагаем, что именно поэтому его можно употреблять вовнутрь. Только безумцы или же безнадежно обманутые люди могут, услышав фразу «самый чистый бензин» или же «самая чистая водка» заливать с радостью всю эту гадость себе в рот. Это могут делать только обманутые люди, не ведающие, что когда говорится «чистый спирт», нужно иметь ввиду только то, что алкогольный наркотический яд очищен от других ядов и не более того.
      Таким образом, «самая чистая водка» это то же самое, что «самый чистый яд». Вот, что кроется за хитрыми словесами, которые разносились по всей России с экрана государственной телекомпании.
      Алкоголь (спирт) — это, безусловный яд. Это совершенно ясно всем трезвым людям.

     Вот почему трезвые люди говорят о необходимости полного отказа от алкоголя. Им возражают: «Запретный плод – сладок». Да кто ж с этим спорит? Очень может быть, что и сладок. Но ведь речь идёт не о том, чтобы запрещать отравленные плоды, а о том, чтобы их не выращивать.
       Речь идёт о необходимости полностью прекратить производство, рекламу и продажу алкоголя. Речь идёт о том, что, прежде всего наше правительство должно прекратить свое участие в истреблении народа посредством смертоносного яда. Речь идёт о том, что государственные средства информации должно прекратить вводить народ в заблуждение по поводу опасности винно-водочной отравы, которая гораздо страшнее и опаснее всех войн и эпидемий вместе взятых.